Воскресенье , 26 Май 2019
Горячие новости
Александр Калинин: «Инвестиционный климат должен быть хорошим во всех регионах России!»

Александр Калинин: «Инвестиционный климат должен быть хорошим во всех регионах России!»

Президент «ОПОРЫ РОССИИ» Александр Калинин рассказал об экономических трендах и новых вызовах последних лет

Во время Восточного экономического форума (ВЭФ) с предпринимателями Приморского края встретился Президент «»ОПОРЫ РОССИИ» Александр Калинин. После встречи с предпринимателями он ответил на вопросы делового портала «Золотой Мост».

— Александр Сергеевич, как Вы оцениваете сегодняшнюю экономическую ситуацию в стране? Есть ли улучшение за последние полтора-два года, или мы пытаемся по-прежнему углеводороды использовать? Что, на ваш взгляд, с экономикой сегодня происходит?

— Я думаю, что улучшение есть. А самое главное, что произошло, на мой взгляд, — это то, что мы «протрезвели». До того была своего рода эйфория. Нас в своё время пытались убедить, что есть такое международное разделение труда, при котором нас убеждали: «Вы так хорошо добываете углеводороды, нефть. Вот, этим и занимайтесь». При этом нам говорили: «Вы будете покупать оборудование, продукты, и всё будет хорошо. И каждая страна занимается своим – в рамках этого разделения труда». Мы же давно говорили, что всё это – неправда, что на рынках идёт жёсткая конкуренция. Причём это конкуренция с использованием административных ресурсов, и никто нас на других рынках особо и не ждёт. А, вот, наш рынок хотят иметь все. И то, что получилось на сегодняшний день, — тут позиция у власти и бизнеса получается единая: нужны российское производство, российские услуги, российские технологии. Страна богата только тогда, когда ты много чего сам делаешь. Причём и сложные продукты – тоже делаешь. И, если оценивать сегодняшние процессы, то можно сказать: санкции нам помогли в производстве продуктов питания. Такая же позиция – и у Министерства промышленности и торговли, мы это знаем изнутри, потому что с ним мы плотно работаем.

Очень серьёзно идут процессы по импортозамещению. А мы сейчас говорим ещё и о том – это особенно актуально для Дальнего Востока, — что Дальний Восток качественно не улучшит уровень жизни, если не нарастит в разы экспорт отсюда. Денежные потоки, они определяются потоками товаров и денег людей. Ведь раньше дальневосточники, в основном, чем зарабатывали? На импорте: купил в Китае, Корее, Японии, привёз и продал в России. Многие на этой «теме» жили. Тогда рубль подешевел и стал стоить столько, сколько он и должен стоить. И эти потоки во многом сократились, потому что платёжеспособность спроса уменьшилась. Но если мы хотим жить лучше, особенно – на Дальнем Востоке, — нужно экспортировать в тот же Китай, в Японию и в Корею. Причём – это реально. В сельском хозяйстве у них нет столько земли, а в сфере производства продуктов питания – мы очень конкурентоспособны. По некоторым технологиям мы тоже конкурентоспособны. Мы разговаривали с японскими и корейскими компаниями, и поняли: им выгодно здесь стало локализовать производство. Рубль почти в два раза снизился – по отношению к иене, к примеру. Да и к юаню. Соответственно, зарплаты снизились. Тарифы у нас ниже, об этом сегодня и президент говорил, — на электроэнергию, на газ. А на Дальнем Востоке созданы специальные налоговые преференции для инвесторов, где налоги ниже – раза в два, в три иногда, — чем в среднем по России. И как раз сейчас время – подходящее для того, чтобы локализовать здесь производство, — с тем, чтобы затем готовый продукт экспортировать. Поэтому, я считаю, что ситуация улучшилась.

 — Какова сегодня ситуация с привлечением предпринимателей к уголовной ответственности по так называемым «экономическим» преступлениям? Ситуация изменилась за полтора-два года в лучшую сторону или нет?

— Как только проблему обозначили, — её стали мониторить за последние два-три года, вынесли в публичное пространство. И участвует в этой работе не только «ОПОРА РОССИИ», но и институт Уполномоченного по делам предпринимателей при Президенте РФ. Президентом была создана даже специальная площадка по мониторингу ситуации в правоохранительной сфере – по отношению к предпринимателям. В прошлом году она достаточно активно работала… Мы стали ситуацию лучше видеть. Но пока ситуация лучше не стала. Почему я так считаю? Потому что дел по экономическим статьям возбуждается больше. Другой аспект – предпринимателей осуждается не меньше. Мы стали лучше понимать, что происходит. Но качественного сдвига – пока нет. Главный запрос – это справедливое правосудие, реформа судебной системы. Об этом говорит и «Центр стратегических разработок»: он рассматривает эту реформу как одну из главных.

Второй вопрос, который мы считаем важным, состоит в следующем. В своё время у прокуратуры забрали часть полномочий, и это, с нашей точки зрения, — неправильно. К примеру, санкцию на арест раньше давал прокурор. Мне кажется, это было правильно, потому что прокуратура – это орган по надзору за соблюдением российского законодательства. Было бы меньше злоупотреблений.

Третий момент: нам многое удалось сделать в прошлом году по декриминализации части составов Уголовного кодекса РФ, нам удалось поднять пороги привлечения к уголовной ответственности. Но, вместе с тем, это такое, разнонаправленное движение, ибо неуплата страховых взносов стала уголовным преступлением в этом году – чего раньше не было. Налоговая стала возбуждать больше дел через правоохранительные органы. Но, мы считаем, было сделано неправильно – возбуждать дела без налоговой проверки. Поэтому это «поле», где работа идёт с переменным успехом: где-то мы добиваемся положительных перемен, но где-то отыгрывают правоохранительные органы. У них есть своё видение ситуации, и оно не всегда совпадает с мнением предпринимательского сообщества. Я надеюсь, что в следующем году должны произойти изменения, потому что мы все предложили, и Министерство экономического развития нас поддержало, мы хотим, чтобы следующий год был объявлен Годом предпринимательства в России. Мы просим об этом президента, наверное, уже года три. Надеемся, что 2018-й будет-таки объявлен… Нам это не для того нужно, чтобы объявить это, — потому что в рамках такого года, как правило, принимаются соответствующие решения.

 — Вы часто ездите по России… Скажите, имеет ли малый и средний бизнес какую-то региональную специфику или нет? Или общих мест больше, чем различий?

-Есть и общие проблемы, и общая специфика, есть и различия… Конечно, имеет: в каждом регионе – своя ситуация. Во-первых, в России очень серьёзная дифференциация между территориями (и она сейчас углубляется) – и по экономическому потенциалу, и по предпринимательской «движухе». И, ввиду того, что сейчас – XXI век, — мобильность населения выросла; очень чутко реагирует население и на качество госуправления в регионах. Если в регионе инвестиционный климат не очень хороший, барьеры создаются дополнительные, — то малый и средний бизнес меняет регионы. И мы это видим, это стало достаточно массовым сейчас явлением. Немногие бизнес переводят, к примеру, в Татарстан, в Москву, в Московскую область, в Петербург, в Екатеринбург, в Тюменскую область, в Краснодарский край. А на Дальнем Востоке, как я просто вижу, многие предприниматели переезжают в Приморье, в Хабаровский край, в Амурскую область – из других регионов. Потому что говорят, что здесь интереснее, здесь больше денег, здесь больше единомышленников. И на это внимание обратил президент с тревогой – на Госсовете в прошлом году — по инвестиционному климату. Он поручил АСИ взять это на мониторинг: процедуры, бизнес-процессы, связанные с государственным регулированием. Я назову — примерно одного качества, иначе у нас так и получится, что бизнес перекочует в 30 лучших регионов, а остальные будут глубоко-глубоко дотационными.

 — Возникает такой вопрос: насколько сегодня «ОПОРА РОССИИ» и другие организации – «Деловая Россия», Российский союз промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленная палата – участвуют в формировании экономической позиции для правительства России? Учитывает ли правительство рекомендации от общественных организаций такого плана – предпринимательских, скажем так?   

— Мы как-то делали такую корреляцию: слышимость правительства от стадии финансово-экономического кризиса. И она – прямая. Вы знаете, что в рыночной экономике кризисы идут циклично. Другое дело, что степень их глубины и частоты – можно теми или иными регуляторными методами нивелировать. У нас они достаточно часто происходят, к сожалению… Так вот, когда случается кризис – спад спроса, спад производства, — то очень многие наши предложения сразу начинают реализовываться. К примеру, вот, в период кризиса 2015-2016 годов (тогда же началась «война санкций») – это были беспрецедентные годы, когда предложения «ОПОРЫ РОССИИ» и других бизнес-объединений были не просто услышаны – они были воплощены нами. Я приведу примеры: «Стратегия малого и среднего бизнеса», её лет десять не было до того, — она была принята; были созданы новые институты – такие, как «Госкорпорация МСП», «Российский экспортный центр». По налогам были приняты такие меры, как «налоговые каникулы» для начинающих индивидуальных предпринимателей во всех регионах, возможное снижение ставок по упрощённой системе налогообложения, ЕНВД не повышался три года, пороги по «упрощёнке» были подняты в два раза – с 69 миллионов до 150 миллионов в год, были введены надзорные трёхлетние каникулы, специальные программы финансирования. Целый «букет» был принят. Теперь ситуация улучшилась – нам стало сложнее свои инициативы продвигать. Но всегда есть такие дискретные моменты, когда наши инициативы слышат.

Мы будем продвигать наши инициативы… Портал  широко открыт во время кризиса, и он открывается, к примеру, в предвыборный цикл. И зрелость общественных организаций состоит в том, чтобы они могли уметь пользоваться теми моментами, когда открывается портал: это могут быть юбилеи, форумы, принятие годовых бюджетов, различного рода слушания, в том числе – в Госдуме.  «ОПОРЕ РОССИИ» исполнилось 15 лет… Профессионализм, он нарабатывается с годами. Поэтому я считаю, что у нас крупных бизнес-объединений – только три. РСПП, которому 25 лет, они давно умеют и выработали умения пользоваться возможностями, «Деловая Россия» (ей 16 лет будет) и «ОПОРА РОССИИ» (ей – 15 лет). Но мы в последние годы очень быстро «взрослеем». И я призываю предпринимателей – вступать обязательно в бизнес-объединения. Если бы у нас в бизнес-объединениях был бы не каждый десятый, как сейчас, а каждый второй, — я вас уверяю, бизнес-климат был бы качественно лучше. Потому что количество перерастает в качество.

 

 — И ещё, наверное, последний вопрос: какие регионы наиболее активны в «ОПОРЕ РОССИИ»? Если можно, такую пятёрку сформировать…

— Это очень быстро коррелирует с динамикой экономическойЯ почему очень чётко говорю об этом, потому что мы не только внедрили буквально два года назад стандарты регионального отделения, но и теперь мы делаем рейтингование отделений два раза в год – оцениваем активность наших отделений. У нас только что прошёл совет регионов в Ярославле, следующий будет в конце года. Рейтинг, по состоянию на июнь 2017 года, выглядит следующим образом. На первом месте – Челябинское региональное отделение, на втором – Тюменское региональное отделение, на третьем – Приморское краевое отделение, на четвёртом – Башкирское республиканское отделение, на пятом – Московское областное отделение и так далее.

 -Это – то, что вы видите по сделанному и по отражению в СМИ?  

— У нас 20 критериев есть. Допустим, наличие офиса, наличие бюджета, наличие исполнительного аппарата.  Мы оцениваем количество членов в отделении, наличие местных отделений. Количество публикаций в СМИ мы тоже мониторим, учитываем количество проведённых мероприятий, участие в федеральных мероприятиях, наличие сайта. Мы эти критерии периодически корректируем. Выставляя баллы, а по итогам мы и определяем пятёрку лидеров.

 

 

Источник: http://goldenmost.ru/aleksandr-kalinin-investitsionnyiy-klimat-dolzhen-byit-horoshim-vo-vseh-regionah-rossii/

 Беседовал Александр Огневский, фото Джули Фокс

 

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*